Русский Главная страница English
О нас Физика и техника Философия УФО-логия Астрология Медицина Прочее Конференции Каpта Сайта Поиск

Замки леденящие


Продолжение "Умножающих скорбь" и "Ключей отравленных"

О роли обновления в процессе энергообеспечения автоматических иерархий.


      Живое построено по иерархическому принципу. Пирамида программ, формирующих физические части живых существ, обеспечивает такую структурную организацию: из биомолекул построена органелла, из органелл построена клеточка, из клеточек - органы и ткани, а из них - организм. Пирамида соответствующих управляющих программ простирается выше: души отдельных организмов входят, как правило, в состав коллективных душ, и т.д. Венчает иерархию тел и душ - Всевышний: все тела входят в состав Его тела, а все души - в состав Его души.
      Для живого характерно обновление, смена состояний на каждом из подуровней своей организации. Остановка смен состояний на каком-либо из подуровней означает остановку жизни на этом подуровне - и, как следствие, угасание жизни на подчиненных подуровнях. Так происходит потому, что смена состояний - это принцип, на котором основано автоматическое вертикальное энергоснабжение в иерархических системах.
      В согласии с законами вертикальной трансформации энергии, смена состояний на некотором подуровне открывает путь для энергопоступления на подчиненный подуровень. Чем больше частота смен состояний на каком-либо подуровне, тем больше тактовые частоты у программ подчиненного ему подуровня, а, значит, больше скорость протекания соответствующих процессов. Вспомним, что на каждом стыке подуровней происходит "усиление по энергии". Поэтому одно и то же ускорение процессов на некотором подуровне достижимо с тем меньшими энергозатратами, чем с более высокого подуровня инициируется это ускорение.
      Вот почему изменения, например, в мировоззрении отзываются сильным ускорением биохимических процессов в теле - обмена веществ, регенерации, и др. Хорошо известно, что у детей эти процессы идут обычно гораздо быстрее, чем у взрослых. Действительно, мировоззрение ребенка находится в стремительном развитии - он каждый день узнает что-то новое и важное! Чего не скажешь о тех взрослых, которые "уже все знают". А ведь и у детей, и у взрослых тактовые частоты определяются одними и теми же законами. Перекройте ребенку необходимое информационное взаимодействие с окружающим миром, лишите его полноценного общения - и он начнет "отставать в развитии" - сначала в умственном, а потом и в физическом. С другой стороны, серьезные перестройки в душах взрослых - переоценка ценностей, или раскрытие творческого дара, или нечаянная любовь - приводят к весьма ощутимому омоложению тела.
      Оздоровительная сила постов и периодических голоданий заключается не столько в постах и голоданиях, как таковых, сколько в переключении режимов функционирования тела. Известны, например, такие факты: плоские черви (планарии), которым экспериментаторы периодически устраивали перерывы в кормлении, жили с помощью таких встрясок в десятки раз (!) дольше, чем в среднем живет особь их вида; в субтропиках садоводы заставляют деревья плодоносить несколько раз в год, обрывая им листья после очередного урожая! Вот почему и людям так помогают "разгрузочные дни" в питании - а то, действительно, зачастую питание людей идет организму в тягость, а не в радость. Полезно, например, питание по такой схеме: несколько дней питание только огурцами, следующие несколько дней - только арбузами, затем - только помидорами, причем - все по сезону. Игнорирование естественных сезонных циклов в питании - например, употребление в пищу свежих яблок круглый год - может принести больше вреда, чем пользы.
      Принцип переключения режимов работы тела для получения притока энергии - универсален: он работает также при циклических физических нагрузках, при закаливаниях жарой и холодом, и т.д. Даже вынужденные встряски такого рода - разумеется, посильные для организма - идут на пользу. Если же они делаются намеренно и осознанно, т.е. инициируются с уровня души, а не тела, то понятно, что оздоровительный эффект от них усиливается многократно. Понятно также, почему лучшим отдыхом является не бездельничание, а перемена занятий.
      Следует, однако, иметь в виду, что существует естественное ограничение на скорость протекания биохимических процессов в теле, это ограничение диктуется законами физического уровня. Тактовые частоты "силовых" программ должны быть заведомо меньше частот осцилляторов, обеспечивающих структуру биомолекул. В противном случае биомолекулы будут просто "не успевать" воспринимать управляющие воздействия, поэтому трансформируемая им энергия будет расходоваться на другие цели - например, она может выделяться в виде тепла.
      Конечно, коэффициенты усиления на всей вертикали пирамиды управляющих программ согласованы Программистами так, что - даже при максимальных предусмотренных скоростях изменений состояний на верхних подуровнях - тактовые частоты "силовых" программ не достигают опасных значений. Тем не менее, в принципе возможны такие быстрые смены состояний на самых верхних уровнях души, которые приводят к катастрофе. Не исключено, что именно здесь кроется разгадка редкого, впечатляющего аномального явления - т.н. самовозгорания людей, когда за считанные секунды плоть и кости превращаются в кучку пепла и угля, хотя одежда, бывшая надетой на это обреченное тело, остается в сохранности. Запустить такое самосожжение можно, например, так: закоренелому атеисту - искренне принять религиозную веру, а через пару дней - пойти на попятную... Или: глубоко верующему - полностью разувериться, а назавтра опять глубоко уверовать... Или: утром дать клятву, днем от нее отречься, а вечером - опять дать эту клятву...
      Движение - это, конечно, жизнь, но - если не доходить до крайностей.

О смерти, как способе принудительного обновления в автоматических иерархиях.


      Один маленький мальчик однажды увидел, как трагично люди воспринимают смерть близкого. "Пап, - спросил он, - а мы тоже умрем, что ли?" - "Конечно, - ответил папа, - но не переживай, потому что смерть - это самое мудрое, что придумала Природа. Без смерти нет обновления, а без обновления нет жизни". Эти слова глубоко запали в душу мальчика... Как-то, уже взрослый, он заглянул в Священное писание. Оказывается, Иисусу был задан такой же вопрос "Умрем ли?" - и он ответил: "Не умрем, но изменимся". Итак, папа сказал: "Без обновления - нет жизни", а Иисус фактически сказал: "С обновлением - нет смерти". Эти два подхода различаются кардинально: папа выразил точку зрения существа смертного, а Иисус - существа бессмертного.
      Следует уточнить, где проходит грань между смертным и бессмертным. Для жизни, действительно, необходимо обновление, но обновление может быть принудительным, т.е. быть результатом работы программ, или оно может быть добровольным - источники добровольного обновления находятся в духе. Здесь и проходит грань: принудительная жизнь обязательно заканчивается смертью, а добровольная - может длиться столько, сколько желает живущий.
      Действительно, смерть требуется лишь в автоматических иерархиях. Так, в здоровом организме больные клеточки уничтожаются и замещаются молодыми и здоровыми. Индивидуальная трагедия клеточки - ее смерть - является жизнеутверждающим событием для организма, поскольку пока в нем осуществляется избавление от больных клеточек, он жизнеспособен. Но что такое "больная клеточка"? С точки зрения самой клеточки, все определяется лишь ее персональным самочувствием: если немощна, значит, больна. Организм же подходит к этому вопросу шире. С его точки зрения, клеточка здорова, если она достаточно эффективно выполняет то, что требуется от нее для блага организма. Если полная сил клеточка имела бы возможность заниматься не своими делами - например, вмешиваться в работу своих органелл, или замахиваться на задачи, которые должен решать орган, или отвлекаться на посторонние занятия, не говоря уже о конфронтации с соседями - такая клеточка была бы для организма еще опаснее, чем немощная. И - "ради жизни!" - ее следовало бы уничтожить. Отчасти поэтому клеточке и не даруется индивидуальное сознание; все, что ей дано - это автоматически исполнять то, что от нее требуется, и, по пришествии в негодность, уступить свое место. Никто из людей не станет переживать по поводу смерти отдельной бессознательной клеточки. Но ведь закон естественной смерти универсален: смертно все то, что ведет себя подобно этой клеточке, т.е. автоматически и, по сути дела, бессознательно!
      Принудительное животворение в автоматических иерархиях основано на простом принципе: энергия сверху трансформируется только тогда, когда оттуда же, сверху, осуществляется и управление, причем действующие вертикальные цепочки программ - от верхних управляющих программ до "силовых" программ, управляющих всеми задействованными биомолекулами - это и есть пути трансформации энергии. Вспомним, что действующая программа изменяет состояния на подчиненном подуровне. Если в каком-либо месте исключается возможность выбора различных состояний - например, при закреплении мыслительного, мировоззренческого или поведенческого стереотипа - то блокируется работа программы, которая управляет этим выбором, а, значит, блокируется и трансформация энергии через это звено. Целая ветвь энергоснабжения исключается из работы. По мере роста числа стереотипов растет число таких блокировок, и пропускная способность уцелевших ветвей оказывается недостаточной для нормального энергоснабжения. Хотя каждый подуровень управляющих программ имеет подстраховочные аккумуляторы, их емкость все же конечна. Таким образом, через некоторое время, зависящее от картины блокировок энергии, биохимические процессы замедляются настолько, что клеточки, органы, да и весь организм становятся нежизнеспособными. Управляющие программы (душа) отключаются от программ, формирующих тело, и, таким образом, труп остается подвержен воздействиям лишь физического уровня.
      Этот сценарий, кстати, хорошо иллюстрирует тот факт, что не всякое преображение является животворным. Деградация, т.е. сужение своих возможностей и способностей - это тоже преображение, но оно, как можно видеть, приближает смерть. Животворным преображением является лишь развитие, т.е. расширение своих возможностей и способностей. Таким образом, очевидна ошибочность тезиса о "поддержании хорошего здоровья" на постоянном уровне, как условия, достаточного для здоровой жизни. Остановка в развитии - это прекращение животворных смен состояний, а значит - блокировка энергоснабжения. Пока идет развитие - продолжается жизнь; когда развитие прекращается - начинается деградация, ведущая к смерти.
      Итак, естественная смерть существ, чья жизнедеятельность полностью автоматична, происходит автоматически же, и ее можно рассматривать как способ принудительного обновления в автоматических иерархиях. Такие смертные - начиная от клеточек и заканчивая животными - совсем не переживают по этому поводу. Да, животные боятся смерти, да, они отчаянно цепляются за жизнь - но они не возмущаются тем, что в мире существует смерть. Возмущаются этим люди - и это верный признак того, что они являются автоматами не полностью, и что у них есть возможности противостоять автоматической смерти.
      Открытию и реализации этих возможностей посвящены титанические усилия людей на протяжении всей истории нашей цивилизации, но в подавляющем большинстве своем эти усилия оказались бесплодными. Чтобы осознать причину этого, вспомним, что люди имеют в себе автоматическую часть, которая оживляется принудительно, и сознательную часть, которая может оживляться добровольно. Так, жизнедеятельность тела практически полностью автоматична. Возможности сознательного вмешательства в работу тела весьма невелики; четко очерчены границы таких вмешательств - за этими границами лежит зона "закрытой автоматики". Обычно жаждущие бессмертия - вместо того, чтобы развивать свою бессмертную часть - пытаются навязать развитие своей смертной части. Сама эта идея, на наш взгляд, порочна: принудительное развитие проблемы смерти не решает. Не замечая этой ошибки, пытливые умы изобретают изощренные способы сознательного вмешательства в работу "закрытой автоматики". Кончается это трагически. Прежде всего, пакет "закрытой автоматики" огромен и сложен, и рядовому индивидуальному сознанию его полностью не вместить - а без этого вмешательство оказывается губительным. Но даже если найдется обладатель могучего сознания, которому окажется по силам охватить "закрытую автоматику", то существует еще одна опасность. Представьте, что в организме некоторый орган приобрел абсолютную власть над всеми своими клеточками, органеллами и биомолекулами. После этого он может делать с собой, что хочет, называя это свободным развитием. Но орган должен помнить, что он жив, пока жив организм, а "свободные выкрутасы" органа вряд ли пойдут на пользу организму - с точки зрения которого этот орган просто "свихнулся". Вот почему разнообразные эзотерические методики "пробуждения своих скрытых сил" чреваты безумием или тяжелыми расстройствами психики. Впрочем, не все "приобщенные" сходят с ума, некоторые из них разговаривают вполне членораздельно. Но присмотритесь внимательно: это те, кто находится в абсолютном подчинении у так называемого Учителя (особенно ценится подчинение добровольное), а тот, в свою очередь, подчиняется какому-то Суперучителю... Ба! да это мы уже проходили. В вопросах жизни и смерти эзотерики-методисты не изобрели ничего нового.
      Итак, навязывать развитие своей смертной части - это затея, на наш взгляд, тупиковая. Для жизни надо всего лишь развивать свою бессмертную часть, а остальное, если оно действительно необходимо - приложится!
      Воистину, для того, чтобы жить, нужно работать. Тем же, кто работать ленится, остается утешать себя философией в том роде, что они, мол, умирают ради жизни. Ради жизни - нужно жить!

О насильственной или неестественной смерти.


      Естественная физическая смерть твари становится неотвратима после того, как ей отключается поток энергии с самого верха, и тварь остается предоставленной самой себе. Начинают неумолимо опустошаться ее кольцевые накопители, отдавая ту часть запасенной энергии, которая может трансформироваться вниз на нужды тела; в конце концов иссякает и жизненная энергия. Следует отметить, что этот процесс медленного умирания не удается затормозить с помощью "горизонтального" пополнения своих энергозапасов - принимая высоко-энергетическую пищу, применяя энергетическую косметику или даже занимаясь энергетическим вампиризмом - поскольку от этого отнюдь не изменяются времена оборотов кольцевых накопителей. С помощью таких мер можно лишь увеличить энергонасыщенность оставшегося кусочка "жизни".
      Животное, после развития во взрослую особь, снабжается энергией сверху в течение какого-то времени (по усмотрению Программиста, опекающего данный биологический вид), после чего это снабжение отключается, и особь довольно быстро стареет, опустошая свои кольцевые накопители - наконец, наступает ее смерть. В отличие от животных, людям, кроме принудительного развития, даны возможности для осознанного развития. Однако, если этот дар не используется, то автоматически перекрывается поток энергии с самого верха, и умирание начинается сразу (бывают, конечно, исключения - например, люди с особой миссией). Изо всей живности на планете, люди умирают дольше всех, поскольку только у людей есть кольцевые накопители с такими большими периодами оборота. Легко оценить максимальную продолжительность "жизни" людей, протекающей по сценарию "развитие, затем сразу умирание". Если сознательное развитие заканчивается, скажем, в 25 лет, то далее мы имеем: верхний накопитель опустошит запасы, которые он может отдать на нужды тела, примерно за 40 лет, следующий - примерно за 9 лет, и т.д. Сложив все эти цифры (см. "Ключи отравленные"), мы получаем что-то около 77 лет - результат весьма показательный. Конечно, люди начинают ощущать приближение смерти не в самом начале умирания, а тогда, когда энергия для нужд тела отбирается уже с нижних накопителей. Обычно чувствуют, что им "уже недолго осталось", когда очередь доходит до накопителя с периодом оборота в полгода.
      Срок, который люди - не ведая того - отмеривают себе сами, не продлевается даже с помощью такого явления, как летаргический сон. В этом состоянии управление телом заторможено практически полностью: отсутствуют мышечная деятельность, дыхание и кровообращение, остановлен обмен веществ - тело лишь поддерживается в сохранности, что требует небольших затрат энергии. В течение этого глубокого сна, который может продолжаться многие годы, тело не стареет, но после пробуждения (если оно происходит) "природа наверстывает свое".
      Что касается продолжительности жизни тех, чье сознательное развитие - при здоровом образе жизни - не прекращается ни в 50, ни в 100 лет, то здесь трудно приводить какие-то цифры. Опыт некоторых черепах показывает, что принципиальных биологических ограничений, не позволяющих прожить, по крайней мере, триста лет, не существует.
      Но вернемся к тем, чье развитие останавливается. В наше время весьма немногие из них доживают до описанной выше смерти "от старости". Большинство умирает гораздо раньше - "от болезней", израсходовав свою жизненную энергию на борьбу с недугами. Такую смерть условно тоже можно считать естественной, поскольку она, как и смерть "от старости", происходит после того, как запас жизненной энергии опустошается полностью. Трупы таких покойников практически сразу начинают разлагаться.
      Иначе обстоит дело в случаях насильственных или неестественных смертей, происходящих "до срока". При этом запас жизненной энергии не израсходован, и, пока это не произойдет, душа может оставаться подключенной к телу. Это особенно вероятно в том случае, если смерть произошла без пролития крови, поскольку при потере крови теряется много жизненной энергии. Испокон веков такие "непокойники" наводили ужас - ведь у них не только происходила задержка с тлением тела (что отодвигало похороны, так как было страшно похоронить живого), но и сохранялась работа примитивной автоматики, например, продолжали расти волосы и ногти. Еще хуже выходило, если при жизни этот непокойник слыл за колдуна или просто за негодяя. Тем, кто наблюдал его тело, никак не начинавшее разлагаться, казалось, что он продолжает жить за чужой счет. Таких мнимых вампиров обычно "добивали" специальными методами, например, пронзая их осиновым колом. Это быстро давало желаемый результат, так как, во-первых, приводило к значительной кровопотере, и, во-вторых, обеспечивало дополнительный отбор жизненной энергии с помощью осины. Кстати, умершие неестественной смертью - удавленники, угорелые, утопленники, опойцы, и пр. - издавна были на особом положении с точки зрения церкви. Очевидно, почему в отношении таких "заложных покойников" противопоказаны обычные заупокойные службы, а также почему нежелательны их похороны на общем кладбище. Бывали случаи, когда родственники скрывали, что покойник - "заложный", и хоронили его с обычными обрядами. Когда правда обнаруживалась (например, по поведению собак у такой могилы), доходило до кровавых столкновений и самовольных перезахоронений "заложных" в глухомани или в болоте. ("Заложными" считались еще две особые категории: отлученные от церкви и проклятые родителями - отлучение или проклинание якобы отключает индивидуальную душу от души народа. Но надо полагать, что так происходит не всегда - мало ли кто кого проклинает...)
      Конечно, известен радикальный способ избавления от долгих мучений души того, кто погиб преждевременной смертью. Для того, чтобы "отпустить" душу, нужно уничтожить тело - например, сжечь его. Обычно так и поступали с павшими воинами; а у некоторых народов именно огненное погребение является основным. Но следует иметь в виду, что при уничтожении тела "до срока" нерастраченная жизненная энергия не пропадает, и какой-нибудь специалист может ей воспользоваться. Так, хорошо известно, что верхушка третьего рейха была весьма сведуща в оккультизме и магии. Зачем, спрашивается, в лагерях смерти устраивались массовые казни - без пролития крови! - с последующей кремацией тел?
      Остается добавить, что сразу после того, как опустошен запас жизненной энергии и душа отключена от тела, каждый кольцевой накопитель, независимо от других, совершает свой заключительный холостой оборот, уже не трансформируя энергию вниз - при этом отмирает все смертное, находящееся на соответствующем подуровне души. Этот процесс находит отражение во многих религиях как загробные странствия души и ее очищение. Так, в православии это называется посмертными мытарствами души; в католичестве на этом основаны представления о Чистилище. Интересно, что у древних месопотамцев загробный мир представлялся городом, обнесенным семью стенами, и у каждых из семи (!) врат умерший снимал с себя какое-либо украшение или часть одежды! Опять выражаясь на языке программистов, записи на дискетах, содержащих смертную часть индивидуальной души, после отключения ее от тела автоматически затираются.
      В этой связи весьма забавной представляется уже реализуемая затея для богатых чудаков, которые полагают, что за большие деньги можно обмануть смерть, а именно, о консервации их тел при температуре жидкого азота - чтобы вернуть их к жизни в те лучшие времена, когда врачи уже научатся лечить их болезни. Если эти услужливые Санта Клаусы дают хоть какую-то видимость гарантии на сохранность тела клиента, то на сохранность его души - естественно, никаких гарантий! А значит, и претензии приниматься не будут. Впрочем, от кого их принимать-то?

О пересадке органов.


      Теперь мы поговорим о том, что преподносится обывателю, как выдающееся достижение медицины - о пересадке органов, по-зарубежному называемой трансплантацией.
      Вызовите на откровенность того, кому, например, пересажена почка - он скажет: "А все-таки здесь что-то не то... Понимаете, я не чувствую эту почку своей, она - какая-то сама по себе... Делает, что ей хочется..."
      Такие ощущения - закономерны. Они являются отражением того факта, что пересаженный орган, пока он жив, управляется своим родным пакетом программ, т.е. программами донора, поскольку при пересадке никто не производит перекодировку управляющих программ реципиента для работы с новыми белками (напомним, что особым является случай однояйцевых близнецов, у которых белки одинаковы и телесная автоматика общая, этот случай мы сейчас не рассматриваем).
      Не будем много говорить о проблеме, связанной с иммунным барьером: чтобы пересаженный орган не отторгался (во вред и реципиенту, и донору), реципиент вынужден применять иммунодепрессанты, расшатывающие и калечащие его организм. Заметим лишь, что при сильных взаимных симпатиях донора и реципиента эта проблема могла бы и не возникать вовсе, если у них произошла "иммунная притирка". Главный же вопрос, на котором мы заостряем внимание - это вопрос о последствиях "удачной" пересадки для здоровья донора.
      Прежде всего, если донор и реципиент живут в разных местах и ведут различный режим жизни - в разное время едят, пьют, спят - то на входы соответствующей автоматики донора поступают сигналы, противоречащие друг другу. Это приводит к сбоям и ошибкам в системе управления, что отражается функциональными расстройствами в организме донора. Но это еще не все. Как отмечалось выше, вертикальное энергоснабжение в автоматических иерархиях осуществляется по тем же каналам, что и управление. Поскольку пересаженный орган управляется программами донора, то и энергия ему идет от донора. Таким образом, реципиент - по ведению или по неведению, нечаянно или намеренно - становится энергетическим упырем. Разумеется, потенциальных добровольных доноров, желающих продать свои органы для пересадки, не предупреждают о том, что после этой удачной сделки они будут вынуждены отдавать часть своей энергии на сторону. И еще один момент. Допустим, что реципиент с пересаженным органом умирает - раньше донора - и его труп начинает разлагаться. Для донора такая ситуация сходна с той, как если бы ему, скажем, ампутировали здоровую руку (гуманно, под наркозом!), а потом бросили бы ее в лохань с гниющими отбросами. Обычно разложение ампутированной части тела вызывает дикую фантомную боль - болит именно та часть тела, которой физически нет на месте (ниже мы вернемся к фантомной боли). Но какой же уважающий себя хирург станет изымать из трупа пересаженный орган, чтобы, промыв и продезинфицировав, поместить его в склянку с формалином и выдать донору на сохранение! Проще списать фантомные боли у донора на послеоперационные осложнения. А чтобы кто-нибудь не догадался - не сообщать им, когда реципиент умер (это большая врачебная тайна). В конце концов, принцип "Не навреди!" - он ведь для пациента: пациенту не навреди. А кто тут у нас пациент? Конечно же, реципиент, а не донор.
      По сравнению с сегодняшним днем, когда пересадка органов поставлена на поток, первые шаги в этой перспективной отрасли медицины были робкими и осторожными (что вытворяли с животными - мы опустим). Быстро стало ясно, что добывать органы для пересадки из трупов тех, кто умер естественной смертью - бесполезно, такие органы не живут. Это и понятно: кто же будет управлять таким органом и обеспечивать его энергией? Первые скромные успехи были достигнуты при использовании органов тех, кто погиб в результате несчастных случаев. Такие органы жили, но недолго - до выработки остатка энергии погибшего и "отлета" его души. На следующем этапе в движении медицинской морали стали использовать органы тяжелобольных людей, которым вскоре все равно предстояло умирать (кстати, умирание при этом ускорялось). Но и этого было мало. От бдительных очей "людей в белых халатах", конечно, не укрылась закономерность: как только умирает донор - отказывает пересаженный орган. Так представители самой гуманной профессии открыли эмпирическое правило: чтобы пересаженный орган работал дольше, донор должен быть помоложе и поздоровее.
      Завершая эту главку, добавим, что все, что в ней говорилось о пересадке органов тел людей, применимо для самых разнообразных аспектов бытия. В частности, это применимо для органов души, а также, например, к некоторым случаям эмиграции.

Об отличии биомолекул от молекул косного вещества. О нетленных телах усопших.


      Почему загнивают трупы, но не гниет косная органика, скажем, пластмасса? Почему гниение характерно лишь для биоструктур, но не для косного вещества?
      Потому что имеется принципиальное различие между биомолекулами и молекулами косного вещества.
      Молекулы косного вещества представляют собой такие соединения атомов, для пространственной конфигурации которых характерна статичность. Конечно, в этих молекулах возможны пространственные колебания атомов или даже вращения внешних атомов вокруг молекулярного остова, но такие "трепыхания" возникают лишь при выведении молекулы из состояния устойчивого равновесия. Соответственно, структура твердых тел, как их называют физики, строится из косных молекул на том же самом статическом принципе, на котором построена структура самих молекул.
      Отличительной чертой живых биомолекул является динамика их пространственной конфигурации: не только отдельные атомы, но и целые радикалы находятся в непрестанном колебательном и вращательном движении. На этой динамике основаны все биохимические процессы в организме. Кроме того, структура биологических тканей построена именно на динамических связях между неугомонными молекулами. Обычно частоты, характерные для динамики биомолекул, находятся в микроволновом (СВЧ) диапазоне - так что, например, микроволновые печи разрушают биоструктуры резонансным способом.
      Очень важен следующий момент. Атомы являются квантовыми осцилляторами. Для поддержания колебаний квантового осциллятора не требуется расходовать энергию, эти колебания могут происходить как угодно долго, поскольку - для уровня физической реальности - квантовые осцилляции атома представляют собой состояние, а не процесс. Иная ситуация имеет место для колебаний атомов в молекулах. Такие колебания на языке физиков называются классическими, на физическом уровне они уже представляют собой процесс, поскольку заключаются в последовательной смене различных состояний. Энергия свободных колебаний реальных классических осцилляторов имеет тенденцию уменьшаться (диссипироваться), так что колебания при этом затухают. Это справедливо и для динамики биомолекул - вот почему для поддержания их в должном порядке требуется энергетическая подпитка.
      Можно видеть, что прекращение этой подпитки приводит к разрушению динамических связей между биомолекулами, т.е. к распаду биологических структур - это и есть гниение, которое является, по сути, деструктуризацией, а не химической реакцией.
      Выше уже говорилось про случаи задержек с разложением тел у погибших преждевременной смертью. Но хотелось бы остановиться на совсем другом явлении, связанном с отсутствием разложения тела - речь идет о нетленных телах усопших. Это явление издавна производило огромное впечатление на людей; при стереотипном ходе мыслей "Умер, а тело не разлагается сотни лет!" - оно неизменно воспринималось, как бесспорное чудо, и было, кстати, очевидным указанием на святость усопшего.
      В этом слове - "усопший" - и заключается подсказка к пониманию явления нетленности тел. В том-то и дело, что обладатель такого тела не "умер", а "усоп", уснул - только этот сон по глубине таков же, что и летаргический. Однако, есть принципиальная разница: при летаргическом сне струйка энергии, текущая сверху на нужды сохранности тела, иссякнет в положенный срок, а при сне обладателя нетленного тела эта струйка может течь до тех пор, пока продолжается развитие его души где-то в горних высях. Автоматика в данном случае поступает так, как ей и положено: если энергия сверху не иссякает, зачем же отключать душу от тела и протягивать холостые обороты у кольцевых накопителей? Ясно, что в отношении таких усопших бессмысленны обычные заупокойные и поминальные обряды.
      Можно видеть, что обладатели нетленных тел - это те, чье сознательное развитие не прекращается ни при земной жизни, ни после успения. То есть это те, кто живут так, как, собственно, и должно - используя дарованные возможности и творя чудеса еще при земной жизни. Осмелимся только выразить сомнение по поводу того, что нетленное тело однозначно свидетельствует в пользу святости его обладателя. Ведь богатые возможности для развития может предоставить любой дух - например дух "князя мира сего". Кто мы такие, чтобы судить наверняка?

О боли и наслаждении.


      Боль и наслаждение - это атрибуты, конечно же, автоматических иерархий.
      Жизнестойкость автоматической иерархии определяется не только исполнительностью подчиненных подуровней и качеством обратной связи, но и возможностями для "отработки возмущений", нарушающих эту идиллию. Эталоном, по отношению к которому идентифицируются эти отклонения, является специальный пакет программ, который содержит полную информацию о том, "как оно все должно быть". Мощная программа сравнивает с этим эталоном информацию о том, "как оно все есть в действительности". Несовпадение действительности с эталоном - сигнал для запуска реагирования, исправляющего разницу. Далеко не все из таких сигналов дублируются тревожными сообщениями оперативному сознанию; но когда они дублируются, роль тревожных сообщений играет именно боль.
      Кстати, на принципе сравнения с эталоном и исправления обнаруженных отклонений основано все принудительное развитие в автоматических иерархиях: для этого эталон должен всего лишь нужным образом изменяться, а системы регенерации - успевать отрабатывать все новые отклонения. Например, именно так вырастают растение из семечка и животное из эмбриона. Конечно, в процессе роста все время имеется рассогласование между эталоном и действительностью. Но если рост идет, все время стараясь убрать рассогласование, то боли не возникает. Если же ограничить рост и вызвать таким образом сильное рассогласование, то появится боль - так, страшно должны были мучиться дети, которых средневековые монархи велели помещать в жесткие сосуды, ограничивавшие рост их тел и придававшие им "ужасно смешную" форму.
      Физическая боль, помимо индикации непорядка в теле, имеет еще одну важную функцию. Достаточно долгая и сильная боль означает, что системы регенерации не справляются с имеющимся повреждением - например, при ампутации конечности - и тогда сам эталонный пакет программ автоматически перестраивается в соответствии с новой ситуацией; при этом боль утихает.
      Тело, с помощью своего эталонного пакета, контролируется полностью - в отличие от вспомогательного контроля тела с помощью периферической нервной системы, болевые индикаторы у которой расположены дискретно. То, что не все болевые ощущения возникают при участии нервов, легко наблюдается при тех же ампутациях конечностей. Физические воздействия на ампутированную конечность, даже далеко отнесенную, вызывают у пострадавшего такие же боли, как если бы конечность была на своем родном месте. В научной медицине такие боли называются фантомными, но она не может внятно объяснить их происхождение. Ей трудно согласовать фантомные боли с другим фактом: эффективным местным обезболиванием именно с помощью блокады проводимости нервов! Но обратим внимание, что такое обезболивание достигается тогда, когда нервы не повреждены - а при этом болевая индикация оперативному сознанию осуществляется, действительно, с их помощью. Если же они повреждены, то происходит переключение на аварийный режим болевой индикации - прямо с выхода программы, сличающей действительность с эталоном. Вот почему при травмах с повреждением нервов, например, при раздроблениях конечности, местные обезболивающие блокады неэффективны, и приходится применять наркотические анальгетики, изменяющие состояние сознания пострадавшего.
      "Но ведь в головном мозге, - возразят нам медики, - имеются т.н. центры боли и наслаждения. Электрическое воздействие на них вызывает реальные ощущения у подопытного!" Это действительно так, но почему? Прежде мы говорили о том, что головной мозг - это оконечное устройство на физическом уровне у системы обратных связей для управления тела душой. Возмущения, вносимые в обратные связи, вызывают соответствующие отклики - так и должно быть. С помощью микроэлектродов можно вызвать у подопытного не только разнообразные физические ощущения, не только сокращения мышц, изменение тонуса сосудов и другие физиологические реакции, но и эмоции, мысли, чувства, и даже зрительные и другие образы - правда, при непременном условии: все эти отклики не выходят за рамки автоматических, рефлекторных актов. Никаким физическим воздействием на мозг не удается добиться сознательной реакции, скажем, новой мысли - кроме, разве что, мысли "сволочь ты, профессор..."
      Происхождение душевных болей и мук основано на том же принципе, что и происхождение болей физических - на сравнении действительного положения вещей с эталоном. Должно быть вот как, а есть - как всегда... И душа болит, причем она может болеть не только за себя, а и за других и вообще за что угодно, к чему болящий имеет какое-либо отношение. Имеется, однако, и качественное отличие душевной боли от физической. Долгая и сильная душевная боль не вызывает автоматической подстройки душевного эталона, поскольку перестройки в душе дарованы людям, как их сознательные деяния. Чтобы унять боль по поводу своей же души, можно перестроить либо ее эталон, либо - ее саму. Обычная дилемма: перестраивать эталон, т.е. занижать идеалы, означает признать себя ничтожеством, а возвышать душу до эталона - это же трудиться надо... Проще всего принять испытанное обезболивающее - что-нибудь покрепче; это хотя бы на время избавляет от всех душевных мук, включая муки совести...
      Представьте - сторожевая система сообщает: "Вот здесь имеется неблагополучие", - а хозяин, принимая обезболивающее, отвечает фактически "Ну и хрен с ним, с этим неблагополучием!" Добросовестный сторож повышает голос... дозу обезболивающего приходится увеличивать - до тех пор, пока не будет достигнуто динамическое равновесие. В результате такого поведения хозяина происходит перестройка эталона - нормой начинает считаться то состояние, когда принято обезболивающее. Теперь, при отклонении от этой "нормы" - разумеется, возникает боль (причем источника той боли, с которой все это началось, может уже и не быть). Вот так и возникает пристрастие к препарату. Своим "коварством" по этой части славятся алкоголь и наркотики, но некоторые любители таблеток успешно доводят себя до жалкого состояния, обходясь каким-нибудь анальгином. Все внешние, насильственные методы обезболивания чреваты осложнениями такого рода.
      Известны, впрочем, и другие методы подавления боли - через управление своим сознанием. Один из них - это переключение внимания: если отключить внимание от болящего места, то боль не чувствуется. Этому методу обучаются, например, бойцы - "Не обращай внимания на боль, иначе не сможешь продолжать бой!" Народное средство - "заговаривание зубов" - это, по сути, тот же метод. Эффективность такого метода обезболивания играет порой злые шутки. Известны случаи, когда отвлекшийся рабочий медленно (!) отпиливал себе руку циркулярной пилой. "Как же ты не чувствовал боли?!" - "Да задумался..." А еще говорят, что тем, кто достигает состояния внутренней молитвы и все свое внимание направляет к небесам, не страшны ни пытки, ни костер...
      Еще один метод обезболивания через управление своим сознанием - несколько экзотичен. Его суть - превратить боль в наслаждение. Чтобы понять, как такое возможно, заметим, что боль и наслаждение связаны между собой, это как бы две стороны одной и той же медали. Прикосновение желанного для нас приятно, а точно такое же прикосновение нежеланного - неприятно! Одно и то же воздействие вызывает либо боль, либо наслаждение - в зависимости от нашего отношения к нему. Когда обнаруживается рассогласование действительности с эталоном, сигналящее болью, нужно всего лишь полярно изменить свое отношение к этому рассогласованию - сделать желанным не эталон, а действительность, т.е. переключить входы у сравнивающей программы, и боль тут же обернется наслаждением.
      Разведчиков специально обучают приему противодействия пыткам - желать вот этой боли, желать еще более сильной боли! Вот в чем разгадка мазохизма - мазохисты не от боли испытывают наслаждение, а превращают боль в наслаждение. Вот почему существует феномен тех людей, которые так любят страдать и сострадать - вплоть до глубоких степеней пристрастия. Кстати, принцип "наслаждение испытывается только от того взаимодействия, которое желанно" - универсален. Изысканная пища не приносит удовольствия, если она вкушается не потому, что кушать хочется, а потому, например, что пришло время обеда; ласки прекраснейшей из женщин - ничто, если эта женщина не желанна. А по поводу мазохизма остается лишь добавить, что если он становится жизненной позицией, то фактически происходит превращение саморазрушения в наслаждение. И еще: не всякая боль утоляется мазохистским способом, ведь для этого необходима оценка ситуации сверху. Поскольку совесть находится на самом верху души, то муки совести превратить в наслаждение никак не удается.

О Творчестве и Любви. О падшем Херувиме.


      Как сегодня обесценено слово "творчество"! Фактически, творчеством называют самовыражение. Но самовыражаются все, кому не лень, а формы самовыражения очень разнообразны, поэтому яркие демонстрации на тему "А я вот какой, вот сколько во мне утонченного дерьма!" - тоже расцениваются, как удачные творческие находки.
      Истинное Творчество - это выражение не себя, а того, что идет сверху, от духа. Люди, истинно творящие, и не скрывают, что это оказывается возможно только при помощи свыше: "Получилось так потрясающе здорово - сам я так ни за что бы не смог". Вот почему характерной чертой шедевров творчества является огромная плотность заложенной в них информации. Типичное явление: сам "автор", спустя какое-то время после завершения работы, с изумлением открывает такие новые пласты и грани в произведении, о которых он даже и не подозревал, когда работал над ним! Вот почему и говорят, что шедевры - они на все времена. Вот почему Творчество дает огромные возможности для развития - ведь произведение является чуть ли не частью души автора, и он не только сам развивается вместе с ним, но и дарит возможность развития истинным ценителям.
      Истинное Творчество - это всегда прорыв на новые уровни сознания. А такие прорывы - очень болезненная вещь для автоматических иерархий. Очень сильные возмущения вносит этот творящий - закостеневшая автоматика может с ними и не справиться! Так что истинно творящим обычно не желают "дальнейших творческих успехов", скорее - наоборот. Успехов желают тем, кто "творит в рамках дозволенного".
      Как хозяин мира сего нейтрализует такую опасную для него вещь - истинное творчество у людей? Оно возможно только тогда, когда "автор" готов бескорыстно поделиться его плодами; он ведь прекрасно знает, что Творчество - это дар, плоды которого не принадлежат ему лично. Сказано: "Даром получили - даром и давайте". Творческий дар пропадает при попытке зарабатывать на нем - есть ценности, которые не продаются и не покупаются. Все подлинные шедевры были созданы бескорыстно. Но соблазн зарабатывать на даре столь велик, что погубил очень многих фантастически одаренных людей.
      Что же касается Любви, то, наверное, ни одно понятие сегодня так не опошлено и не оболгано. Те, кто считает себя наиболее сведущими в этом вопросе, называют любовью половой акт - у них есть даже термин "заниматься любовью". Иные же называют любовью половое влечение - таким подходом просто пронизаны строки многих очень даже известных сочинителей. В общем, дети, все просто: любовь - это процесс удовлетворения своей похоти, или, как вариант, это желание удовлетворить оную. Дети, кто-нибудь не понял, что такое - большая любовь?
      Дети все понимают, но в душе смутно подозревают: что-то тут не так. Говорят же вон некоторые, что любовь - это чувство, причем необыкновенное: просветляющее, преображающее... Желание - что же в нем необыкновенного: желают все одинаково, а чувствуют - каждый по-своему. Может, это, действительно, чувство, вот бы его испытать-то! И ждут; некоторые - всю жизнь...
      А ведь у них не закрыта возможность испытать те чувства, которые вызывает Любовь. Именно так, потому что сама Любовь - выше чувств, это состояние духа, т.е. источник, дающий возможность развития. Развитие через Любовь становится возможным тогда, когда любящий приносит себя в дар объекту своей любви. Результатом взаимной любви является взаимный рост любящих - через слияние их в одно целое с обретением таким образом новых возможностей и способностей.
      Мужчина и женщина любят друг друга, когда приносят друг другу в дар свои тела и души. Принесение себя в дар - в этом смысл Любви, ведь любить можно детей, Родину, работу, природу, Бога, наконец! И чем сильнее эта любовь, тем она плодотворнее, тем масштабнее ее практические последствия - ведь она вызывает не только могучие душевные переживания, но и поступки, деяния. Такая любовь - всепобеждающа. Истинно любящего боятся и ненавидят служители автоматических иерархий, потому что он - свободен, а они, представляющие любовь как желание воспользоваться объектом любви, являются рабами, идущими на поводу своих автоматических желаний. Их любовь является любовью извращенной, вывернутой наоборот. Такая вывихнутая любовь господствует в миру, да ведь опять же - кто хозяин планеты? Он ведь сам боится истинной любви у людей, потому что она дает прямой выход за рамки автоматики практически для каждого, кто приложит для этого хоть какие-то усилия! А это уже очень серьезно...
      Для хозяина этой планеты дух Творчества и Любви чужд; его дух - это дух Воли. Здесь необходим небольшой экскурс в ангельскую иерархию. Самые могущественные ангелы, Серафимы, пребывают в каких-либо двух из трех главных составляющих Святого духа. Следующие по рангу ангелы, Херувимы, пребывают в какой-либо одной из главных составляющих Святого духа, - т.е. в духе либо Творчества, либо Любви, либо Воли. "Падение" Херувима, пребывающего в духе Воли, заключалось в обособлении его, как части Всевышнего, и работе не на благо Всевышнего, а для себя лично. При этом все младшие по рангу ангелы, пребывающие в духе Воли, оказались втянутыми в это мероприятие. Священное писание говорит об этом так: "при своем падении он увлек с неба треть (!) ангелов".
      О том, как это все отразилось на истории Земли, скажем в рамках все той же нашей программистской аналогии. Души Человеков, пребывающих в Святом духе, по определению созданы Программистами так, что они воспринимают водительство и духом Творчества, и духом Любви, и духом Воли. Нашелся Программист (Херувим в духе Воли), который хапнул готовые пакеты программ (те самые души), чтобы использовать их только в своих личных целях, являясь их единственным водителем и давая им, соответственно, только свою энергию: пускай отрабатывают раковый комплекс, ложь, насилие, торгашество... Для этого он оградил себе "окно" на экране монитора, т.е. застолбил кусочек физического мира - и пошла лихорадочная работа. Как смотрят на это честные Программисты - ангелы Творчества и Любви, Человеки, Всевышний? Несложно захлопнуть это "окно", несложно истребить этих биороботов, копошащихся в "окне" - чтобы они не мучились. Да ведь это не просто биороботы: они способны воспринять в себя Святой дух! (Есть большое подозрение, что эту способность хозяин оставил им умышленно - именно в расчете на милосердие честных Программистов.) И честные Программисты не бездействуют, а предпринимают упорные попытки донести свет Святого духа до сознания людей.
      Миссия Иисуса была задумана как воплощение великого проводника Святого духа (говорят, самого Всевышнего), чтобы целый избранный народ, движимый Святым духом, светил остальным народам. Этого хозяин не допустил - распял Иисуса руками того самого "избранного" народа... Другой попыткой было воплощение, как народного водителя, Серафима в духе Творчества и Любви, чтобы хотя бы таким способом дать людям возможность прикоснуться к Святому духу - и этим народом стал народ России. К этой операции хозяин отнесся терпимо, поскольку обнаружил для себя новые богатые возможности для паразитирования. Так оно все и продолжается до сих пор...
      Но есть указания на то, что скоро начнется новая операция. Для паразитов это будет чем-то вроде конца света. Они уже засуетились.

Россия, июль-август 1999.


Принтер для пластиковых карт оборудование для печати на пластиковых картах.